Известный белорусский архитектор из Вилейки встретил 80-летний юбилей. «Я хочу сделать Вилейку лучше»

По классификации Всемирной организации здравоохранения пожилым считается человек в возрасте от 65-ти до 80-ти лет. Тех, кому больше, эксперты зачисляют в старики. Но у Валентина Занковича, который 5 июня разменял девятый десяток, свои расчёты. Для уроженца Вилейки и одного из авторов мемориальных комплексов «Хатынь», «Брестская крепость-герой», «Минск город-герой» – это просто день рождения. Он шутит: «80 лет? У меня сегодня 80 идей, как ещё можно воссоздать память. Ещё столько великих людей и событий можно увековечить!». О Вилейке, учёбе, талантах – говорим с Занковичем в его мастерской.

IMG_4190

Отец – «польский шпион»,  мама – Кубе «убила»

– Валентин Павлович, исторические справки говорят, что родились вы не в Вилейке,  а в Минском районе!

– Это только по документам! Я всегда считал себя именно вилейским. Моя родина – Вилейка, где я вырос, где ходил в школу. Там мои корни, мои предки.

– Вы родились летом 1937-го года. Смутное время!

– Да, родители решили переехать из Западной Беларуси в Восточную и двинули в Вилейку. Поближе к родне, которая жила в Талути, Иже и Королевцах. Правда, отца за этот переезд и взяли. Арестовали и посадили в вилейскую тюрьму. Мол, польский шпион! Потом, в 1957 году, реабилитировали, но где успокоилась его душа, неизвестно. Я художнику Михаилу Савицкому рассказывал эту историю. Он сказал: можешь цветы носить в Куропаты.

– А какой Вы Вилейку запомнили в детстве?

– О, Вилейка! Мы жили возле вокзала и самым ярким впечатлением, конечно, была война. Объявили эвакуацию, и мой дядя Саша пошёл на вокзал, узнать, что да как. Вернулся. Сел, закурил, говорит: «Всё, бабы, развязывайте узлы. Никуда мы не едем». Все пути разбомбили. Так мы остались в оккупации. Помню, первая автоколонна немцев вошла, на мотоциклах и грузовиках. Расположились. Держались завоевателями.

– Было страшно?

– Взрослым – да. А мы, шпана, пятилетние дети ещё слабо вникали в суть. Больше лазили, смотрели. А потом убили минского гауляйтера Кубе, и немцы забрали маму. Её в ту же вилейскую тюрьму определили. Я приуныл. Отца потерял, теперь вот маму. Фашисты тогда взбешены были, всех хватали. Даже в Вилейке. Но через две недели маму отпустили.

IMG_4197

– Когда Вилейку освобождали, Вам было уже семь лет.

– Да, помню отчётливо. Всю войну мы ночевали в погребе. В тот день было всё как обычно. Вдруг – налёт нашей авиации, водокачку взорвали, и немцы быстро-быстро отступили. А в город вошли советские танкисты. Радости было! И почти сразу я пошёл учиться в школу.

– В Вилейке?

– Да. Я закончил белорусскую десятилетку под номером один. Рисовал неплохо. Вёл стенгазету в школе, делали журнал. Потом пришла пора определяться – куда поступать. Полистал справочник, посмотрел, какие экзамены, куда сдавать. Смотрю, политехнический институт: рисунок, черчение, начертательная геометрия. Говорю маме – есть смысл идти в архитектуру. Она согласилась.

IMG_4201

«Вы, Занкович, – формалист!»

– Знания мне давались легко. На курсе я был сорвиголова, на словах меня отчисляли раз десять. Романтика! Студенчество – время же весёлое. Дипломная работа была связана с проектированием многоэтажного гаража в городской застройке. – Представьте, конец 50-ых и… паркинг! На защите архитектор Парусников посмотрел на работу, послушал, встал и сказал: «Вы, Занкович, – формалист!» По тем временам это слово означало крест на карьере. Я подумал: ну вот, шесть лет учился и всё зря.

– Выгнали?

– Тройку за диплом поставили! (смеётся) И при распределении я тоже отличился. Решил ехать на работу в Туркменистан, за экзотикой. Хотя декан за все мои чудачества хотел меня сначала в Барнаул послать. Мол, там суровее, но потом согласился на Ашгабат.

IMG_4204

– И как Вам работалось в Средней Азии?

– Я на перекладных туда отправился! Приехал в Одессу, посмотрел, покупался. Потом в Керчь заглянул, затем в Сочи переехал. Тбилиси посмотрел, побродил в Баку. Азербайджан меня удивил – нас в Беларуси к классическим основам архитектуры приучали, а там западное влияние ощущалось. Вот месяц на дорогу и ушёл. В Туркменистане было неинтересно. Климат жаркий, душный. В общем, затосковал я по родине, по белорусской природе.

– И вернулись?

– Не сразу. Пришлось четыре месяца созидать в местном конструкторском бюро. Разные объекты проектировали – фонтан, памятник комсомолу, спуск к воде. Помню, работали над гостиницей под руководством архитектора Высоцкой. Лет через двадцать в Москве я услышал фразу: «Лучшее, что проектировала Высоцкая, – это гостиница в Ашгабаде. А лучшее в этой гостинице – ограда, которую проектировал Занкович». В общем, затосковал я страшно. Думаю, как три года здесь выдержу? Подошёл к директору, говорю, что не могу больше. Он посмотрел, вздохнул (людей-то не хватало), но отпустил.

IMG_4209

«Хатынь» я увидел во сне

– И всю оставшуюся архитектурную жизнь провели в Беларуси?

– Да. Работы было много. Мы были дружны с Олегом Стаховичем, автором «Кургана Славы». И он всегда тянул меня участвовать в разных архитектурных конкурсах. В то время космос покорили, и мы сделали работу по первому искусственному спутнику. Отослали свой проект в Москву, а потом нам разрешили съездить на выставку лучших работ. 1200 проектов со всей страны! Наш был в главном зале, но не победил. Слишком смелый, говорили. Все делали вертикальные композиции, а мы умудрились спутник сделать в горизонтали, как бы в полёте. Все восхищались, но победить не получилось.

Хатынь

– Творческого человека это может сильно ранить.

– Для нас это был знак. Значит, мы можем. Я тогда ему говорю: «смотри, не святые горшки обжигают! Если у нас получается, надо ваять». Он согласился. И началось – различные конкурсы, различная тематика. Где-то побеждали, где-то просто участвовали. Но руку набивали.

– И с Хатынью так получилось?

– Да. Мы выиграли комсомольский конкурс, работа была посвящена подвигу молодёжи. Она понравилась Машерову, и как-то при встрече он заметил, что хотел бы увидеть памятник белорусским деревням, которые сожгли фашисты. Начали думать. Но просто памятник делать не хотели. Виделось что-то масштабное.

– За время оккупации немцы сожгли 9 200 населенных пункта в Беларуси.

– И мы от этого отталкивались! Такие деревни, как Хатынь, есть везде. И была идея: сделать общий мемориал, для всей республики. Посидели-прикинули. Показали эскиз Машерову, он дал добро. Но чего-то не хватало. Плита есть, надписи, колокола, но вот чего-то не хватало. И тут меня осенило – нужна скульптура! Я во сне это увидел. Мы много говорили с единственным из взрослых, кто выжил, Иосифом Каминским. И он рассказал, что среди трупов он нашёл своего сына Адама, и тот умер у него на руках.

– То есть, в Хатыни нет никакого творческого домысла авторов?

– Нет, чистая правда. Но придумать было мало. В то время архитектор не мог заниматься скульптурой. И мы взяли в авторскую группу Серёжу Селиханова. Я ему объяснил нашу задумку, как вижу Иосифа, как Адама. Он сделал эскиз, но снова что-то было не так. Вот и старик есть, и ребёнок, но…

– Тернист был Ваш путь.

– Я исхожу из принципа: делать надо на “отлично” или не делать вообще. Смотрю я на эскиз. Иосиф держит на руках Адама,и замечаю, что слишком высоко задраны руки! Говорю: Селиханов, давай руки с ребёнком опустим чуть ли не до земли. Он сделал. Посмотрели – в точку.

– Партии и правительству тоже пришлось по душе?

– Машерову очень понравилось. «Хатынь» сделали, как задумывали – обширный мемориальный комплекс, где вместо музыки колокола и скульптура Каминских. Получилось. А потом нам дали Ленинскую премию за “Хатынь”.

IMG_4212

«Я хочу сделать Вилейку лучше»

– В Вашей мастерской очень много скульптур, эскизов, памятников, но больше других – Машерова! Почему?

– Для меня Пётр Миронович останется человеком с большой буквы. Уникальный мужик, который даже во власти остался порядочным и простым человеком. И семья у него такая же была. Вот в эту мастерскую он с женой Полиной Андреевной заходил, и дочь его Наталья здесь была. Я, кстати, Наталью Петровну только землячкой и называю – она же в Вилейке родилась. Очень хорошая семья. Есть огромное желание поставить Машерову памятник, и наброски есть.

– Может, в Вилейке? И для Вас, и для Машерова это близкий город. Он там партизанил и обком комсомола возглавлял. Вы для Вилейки хотели бы что-то сделать?

IMG_4210

– Конечно! Я в прошлом году предлагал идею памятника для Первой мировой войны. На железнодорожной станции “Вилейка” император Николай Второй принимал парад. Поговорили с Шапиро, когда он губернатором был, с вилейскими властями. Идею обсудили, посмотрим. Может, и получится. Я хочу сделать Вилейку лучше, и готов работать и днём, и ночью.

– Вам 80 лет. Какие ощущения?

– Абсолютно нормальные. Всё в порядке. Здоровье в норме. Идей – полно. И, понимаешь, с каждым годом их количество только увеличивается. Чем больше лет – тем больше идей. Руки слушаются – леплю себе потихоньку.

– С Вилейкой связи не теряете?

– Никогда. Есть родственники, есть любимые места. Я часто бываю в городе, который считаю родным. Люблю приехать, посмотреть, поговорить с людьми. Да и природа подпитывает энергией. Наверное, во многих работах есть частичка Вилейки. Многие идеи я черпал именно там.

Беседовал Анатолий ЗАНКОВИЧ.

Фото автора 

минск-город-герой

брестская крепость

скульптура бег Динамо

IMG_4199


Написать комментарий

НОВОСТИ

Пьяный 18-летний водитель не уступил дорогу пожарной машине. Произошло столкновение

Автомобиль «Евроторга» в Вилейском районе занесло на дороге и выбросило в кювет

На пл.Свободы произошло ДТП с участием 3-х автомобилей

На перекрёстке столкнулись два автомобиля в Вилейском районе

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

  • На пл.Свободы произошло ДТП с участием 3-х автомобилей - 11 декабря 2017 (686)
  • Пьяный 18-летний водитель не уступил дорогу пожарной машине. Произошло столкновение - 11 декабря 2017 (677)
  • Автомобиль "Евроторга" в Вилейском районе занесло на дороге и выбросило в кювет - 11 декабря 2017 (351)
  • Предновогодний обзор "ШП": Куда пойти с ребенком? - 11 декабря 2017 (188)
  • Рыбак на берегу Вилии возле "Стройдеталей" обнаружил тело утонувшего мужчины - 11 декабря 2017 (175)
  • У любого жителя Вилейки есть возможность стать Дедом Морозом - 11 декабря 2017 (159)
  • У баявой гатоўнасці - 11 декабря 2017 (25)
  • ВСЕ НОВОСТИ

    Предновогодний обзор «ШП»: Куда пойти с ребенком?

    Рыбак на берегу Вилии возле «Стройдеталей» обнаружил тело утонувшего мужчины

    Пьяный 18-летний водитель не уступил дорогу пожарной машине. Произошло столкновение

    У баявой гатоўнасці

    Автомобиль «Евроторга» в Вилейском районе занесло на дороге и выбросило в кювет

    У любого жителя Вилейки есть возможность стать Дедом Морозом

    На пл.Свободы произошло ДТП с участием 3-х автомобилей

    На перекрёстке столкнулись два автомобиля в Вилейском районе

    В деревне Речки Вилейского района после службы горела церковь

    В прокуратуре Минской области состоялось совещание Минского областного объединения профсоюзов и прокуратуры Минской области

    РУБРИКИ ШП НАШИ АВТОРЫ
    Яндекс.Метрика


    Разработка ИП Харитончик А.Н.